Популярная битломания для спортивных болельщиков

Как-то раз совсем еще «зеленая» группа The Beatles отправила свои первые записи знаменитому в ту пору «королю британского бита» Ларри Парнсу. Однако маститый критик, прослушав несколько аккордов, авторитетно заявил что «группы гитаристов выходят из моды», «так в Европе уже давно не играют» и вообще посоветовал парням не особо зарубаться по «музыке Юрского периода» и устаревшей схеме «4-4-2 куплет-припев-куплет».

Потом г-н Парнс согласился, что такого МЕГАпр**ба История еще не знала.

Когда Брайан Эпстайн в первый раз привел The Beatles на прослушивание в E.M.I. менеджер спросил его: «Вы их что, как Старков защитников — специально одного роста набираете?» (а Леннон, Маккартни и Харрисон и правда, как назло — все трое по 180,3 см)
И не стали слушать.
Теперь-то, конечно, понятно, что E.M.I. погорячились.

До прихода Брайана Эпстайна молодые «битлы» в своем гардеробе отдавали предпочтение стилю «teddy boys» (хулиганье, значит, по-нашему), таким популярным у британской рабочей молодёжи брендам как «Лакоста», «Барберри», Пол Смит и Тэд Лапидус. Много усилий потребовалась Брайану, чтобы заставить парней переодеться в ненавистные им «кургузые пиджачки».
Но старания его не пропали даром, и уже через полгода сама королева Лизавета Вторая оживленно трясла брюликами в такт «Twist and shout».

Ринго Старра долго не хотели брать в группу с формулировкой «копеечный предпенсионный отстой», так как он был старше всех остальных участников ансамбля и явно, по мнению музыкальных аналитиков, собирался прийти доигрывать, а не играть (вдобавок у Пита Беста была своя ударная установка, значение которой можно было сравнить лишь с наличием у Клуба собственного стадиона). И только чудовищным волевым решением самих музыкантов, клятвенно пообещавших вместе с Ринго в ближайшее же дерби порвать конюшню на куски, г-н Старки был зачислен в штат на полставки.
Остальное вы видели.

Любопытно, что в родном Ливерпуле группа долго не могла пробиться в «основу», так как местная публика была не склонна особо доверять своим доморощенным музыкантам из «дубля». Только пообтеревшись в первой бундеслиге (г.Гамбург) и вернувшись на Родину в качестве псевдо-«легионеров», The Beatles получили наконец-то шанс, за пять минут до конца матча выйдя на замену Тони Шеридану.
Шансом этим они воспользовались сполна, первым же касанием струн отправив мяч в сетку.

Сами «битлы» очень долго не решались расстаться со Стюартом Сатклиффом, так как он, хотя и почти не умел играть, но зато был отличным парнем, лучшим другом Тит… лучшим другом Джона Леннона и умело поддерживал атмосферу в раздевалке. И все-таки разрыв произошел, и The Beatles от игры в «линию» перешли к исконно спартаковской расстановке на сцене «ромбом».
Это был типичный пример «пассивного усиления».

Осенью 1965 года после очередного мирового турне группа пребывала в разобранном состоянии. Аналогично чувствовал себя и их любимый московский «Спартачок», уныло плетшийся в глубокой середине турнирной таблицы. Леннон улетел в Америку бороться против жандармской политики Буша, Харрисон в очередной раз искал истину под руководством Рави Шанкара, а Ринго с Полом в стиле Шерлока Холмса и доктора Ватсона из одноименной советской кинокартины целыми днями сидели перед камином и жрали хань. Из депрессии удалось их вывести только Джорджу Мартину. Однажды он пришел в студию и строго сказал: «Парни, вы че??? Межсезонье на носу. А скука Межсезонья, как известно — того… сасать!».
Слова гендиректора возымели действие. И уже 3 декабря «прорывный» «Rubber Soul» лег на прилавки музыкальных магазинов.

Любопытна и сама история появления Джорджа Мартина в группе. Первоначально его кандидатура была встречена болельщиками группы в штыки, так как он а) колхозник б) никогда группы подобного уровня не продюсировал в) по слухам, сдавал пиратам демо-записи д) и так далее. По большому счету они были правы, так как до Beatles у Джорджа Мартина был всего один успех, когда он вывел «на Европу» весьма средний по своему составу Radiohead с его анти-, контр- и противо-музыкой, кому как нравится.
Однако в итоге всё получилось как нельзя лучше.

Когда песня Satisfaction группы «Роллинг Стоунз» вновь заняла лишь второе место в Британском хит-параде (первое, естественно, заняли Beatles), терпение Мика Джагерра лопнуло, и он решил отчислить на болт из группы Кита Ричардса (тогда еще — просто Ричарда), а на его место взять Клэптона там или Дэвида Гилмора (да хоть того же Харрисона, один хрен, лишь бы одного выгнать, а другого купить). «Мишаня, волк, — кричал Ричардс, — прикрывая голову руками от ударов микрофонной стойкой, — второе ж место — тоже результат! Это ж тоже Лига Чемпионов, ёпт!» Джаггер сжалился и оставил Ричардса в группе.
В итоге «Роллинг Стоунз» так и вошли в Историю — «вечно вторые».

1968 год ознаменовался разногласиями внутри группы, сравнимыми по накалу только со знаменитым противостоянием «оирофилов» и «оирофобов». Заскорузлый инет-нытик Джордж Мартин, напирая на два своих высших музыкальных образования, настаивал на том, чтобы у нового диска была твердая, сыгранная до мелочей «основа». Сами же парни придерживались той точки зрения, что «были бы песни, а расстановка для них найдется».
И жизнь доказала их правоту: двойной «Белый альбом» стал подлинной жемчужиной их «спартаковского» стиля игры.

И так было и будет всегда.

   

Subscribe

Subscribe to our e-mail newsletter to receive updates.

Один комментарий “Популярная битломания для спортивных болельщиков”

  1. Январь, 29-е at 12:37 #

    Британский вариант группы На-На!!!)))

Оставить комментарий