Профессионал

Постоянный автор TF Саймон Купер считает, что никакой преданности клубу не существует, и с этой позиции рассказывает нам историю Карлоса Тевеса, однажды отказавшегося выйти на замену.

В следующем году в переводе на русский выходит моя книга «Человек футбола». В ней я собрал образы футбольных персонажей, истории, накопленные за четверть века моей журналистской карьеры. Когда так долго варишься в футбольной теме, безвозвратно меняешься. Тот, кто однажды заглянул за завесу футбольных тайн, неизбежно воспринимает все иначе и теряет легкость мышления простого болельщика. Я использовал это знание, чтобы разобраться в загадочной истории, произошедшей с Карлосом Тевесом. Если кратко: каждый понимающий в футбольной профессии знает, что в футболе не существует никакой преданности клубу.

Тевес стал настоящим изгоем как только отказался выйти на замену в игре «Сити» с «Баварией» пару месяцев назад. Фанаты негодуют: как игрок, вроде бы зарабатывающий четверть миллиона фунтов в неделю, мог подвести команду? Все почему-то считают, что футбол, а особенно английский футбол, всегда строился на страстной и преданной любви футболистов к своему клубу, и таким международным спекулянтам, как Тевес, этого просто не понять.

На самом же деле это не Тевес не готов принять ценности английского футбола, а болельщики не понимают особенности психологии профессиональных игроков. В своей жизни я общался со многими героями футбола, и ни один из них не был похож на другого. Майкл Оуэн очень мил в общении, Кака, оказывается, прекрасно говорит по-английски, модник Эдгар Давидс заметил, что я не умею одеваться, Николя Анелька вообще очень странный, а мое общение с героем детства Йоханом Кройфом ничем хорошим не закончилось, он меня теперь презирает. В интервью со мной эти люди говорили о разном, но чего я не могу припомнить, так это чтобы футболист вдруг взял и рассказал мне о своей безграничной любви к клубу.

Фанаты и газетчики уверены, что существует только два типа футболиста — он либо предан команде, либо просто хочет больше денег. Но это совершенно не отражает психологию игроков, потому что для них самих есть только одно состояние — «профессионал». Профессионалы в любой отрасли — будь то спортсмены, ученые или инженеры — никогда не выбирают между верностью и деньгами, а просто добиваются успеха и реализуют себя в «карьере». За успехом неизбежно приходят и деньги. Любой игрок понимает, что клуб избавится от него, стоит только дать слабину, поэтому без каких-либо колебаний променяет свою команду на лучшую. Клуб сам по себе не содержит для игрока никаких мистических ценностей, это просто работодатель, который должен платить деньги и предоставлять хорошие условия для работы.

Работу можно делать и без любви, это мне объяснил однажды спортивный директор крупнейшего английского клуба, который сказал, что хороший игрок всегда ориентирован на решение конкретной задачи. Для Тевеса было важно постоянно выходить на поле в основе «Сити» и, естественно, он злился, когда тренер оставлял его на лавке. Если ты понимаешь это, то в твоем сознании Тевес из испорченного скандалиста сразу превращается в целеустремленного профессионала. Фанаты часто говорят, что, мол, раньше игроки были преданы своей команде, вспоминают Бобби Чарлтона и Бобби Мура, которые фактически всю свою карьеру провели в МЮ и «Вест Хэме». Поймите только, что у них и выбора-то особого не было: раньше клуб мог просто наложить запрет на любой переход игрока, и почти никто не уезжал играть в другую страну. Не стоит забывать и про деньги, ведь разница в зарплате была столь незначительна, что вряд ли могла стать решающим фактором для футболиста. До 1961 года в английском футболе существовало правило максимальной зарплаты — 20 фунтов в неделю. Потом это ограничение было упразднено, но Муру вряд ли кто-то смог бы предложить большие деньги за переход в крупный клуб. Поверьте, будь он игроком в нынешние времена, он непременно перешел бы в другой клуб, и не просто из-за денег, а из стремления играть в одной команде с великими футболистами.

Фанаты, конечно, вспомнят лояльных игроков в современном футболе: Пола Скоулза, который провел всю жизнь в МЮ, и Райна Гиггза помянут, конечно же. Однако можем ли мы называть преданностью то функциональное отношение между «Юнайтед» и двумя этими, скажем так, сотрудниками? Так получилось, что клуб на протяжении всей карьеры этих футболистов мог себе позволить платить им топовую зарплату, при этом предоставляя лучшие профессиональные возможности для развития.

Стоило только «Манчестеру» посадить Гиггза на скамью в расцвете сил, он бы не задумываясь нашел где-нибудь лучшее место работы. Да вспомните хотя бы, что Скоулз не стал поддерживать свою «родную» команду, за которую болеет с детства, «Олдем Атлетик». Он просто слишком хорош, чтобы играть за «Олдем», и им движут те же профессиональные мотивы, что и Тевесом. Уэйн Руни ничем от них не отличается: все как-то уже позабыли, как год назад английский футбол стоял на ушах после его заявления о переходе в «МанСити» по банальной причине — большая зарплата. Но так обычно и поступают футболисты, и глупо от них ожидать любви к своим клубам, как глупо ожидать пламенных отношений рабочих конвейеров к заводам.

Если все еще не убедительно, лучше всего обратиться за разъяснением к еще одному «однолюбу», Джейми Каррагеру. В автобиографии он пишет, что «фанаты никогда не смогут понять переход игрока „Ливерпуля“ в другой клуб по профессиональным причинам. Они никогда не расстанутся с иллюзией о том, что любимый игрок может даже подумать об уходе из родного клуба». Весь футбол зиждется на преданных болельщиках. Но не стоит мерить их и футболистов одной меркой. Последние и не должны быть преданными фанатами команды, за которую выступают. Тевес просто смог нам ярко это продемонстрировать, и у него гораздо больше общего с другими футболистами, чем кому-то может показаться.

   

Subscribe

Subscribe to our e-mail newsletter to receive updates.

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий